Образец сводной таблицы диагностических параметров

По характеру выполнения задания ребенка относят к одной из пяти групп.

1 группа – дети, характеризующиеся наличием экстернального (в таблице столбец «Э») локуса контроля, мотива избегания неудач (ИН) и несформированностью позиции децентрации. Им свойственны неадекватная завышенная самооценка, неумение контролировать и оценивать себя объективно.

Причины неудач они видят в объектах (графа «Оценка ситуа­ции» столбец «О») окружающего мира (виноваты горка, санки, стол, качели, скамейка, другие люди) и объясняют их как незави­сящие от персонажа. Они считают, что избежать неудач можно в том случае, если кататься не с высокой горки, качаться не на вы­соких качелях и т. д. Судя по всему, столкнувшись с трудностями, они не будут добиваться успеха, а скорее бросят начатое дело и зай­мутся чем-либо другим – на это указывают и их ответы о последу­ющих событиях («Мальчик перестанет рисовать, выбросит все в мусорное ведро», «Девочка заплачет и пойдет домой жаловаться» и т. п.).

2 группа – дети, характеризующиеся наличием интернального (И) локуса контроля, мотивом достижения успеха (ДУ), адекват­ной, но недостаточно обобщенной самооценкой, сформирован­ным самоконтролем. Этим детям, так же как и детям первой груп­пы, свойственна только одна точка зрения, но, в отличие от них, позиция оценивающего субъекта как бы вынесена вовне (причи­на неуспеха кроется в субъекте (графа «Оценка ситуации» столбец «С»). Примеры их ответов – «Мальчик еще маленький», «Девочка слабая, а вот у мальчика получилось бы залезть на качели» и т. п.). При этом оценка дается по более объективным (графа «Обоснова­ние» столбец «Об») основаниям – это свидетельствует о том, что дети находятся на стадии становления позиции децентрации. При ответе на вопрос, что нужно сделать, чтобы подобного не произош­ло, дети этой группы предлагают «потренироваться», «подрасти», «набраться сил», «позвать кого-либо на помощь» и т. д.

3 группа – дети, характеризующиеся наличием интернального локуса контроля, мотивом избегания неудач и заниженной само­оценкой. Этим детям также свойственна позиция оценивающего субъекта, вынесенная вовне, что свидетельствует о становлении эмоциональной децентрации. При этом субъект как источник не­успеха просто констатируется без какого-либо объективного обо­снования (графа «Обоснование» столбец «Б/О»): «Мальчик вино­ват». Довольно часто в ответах детей этой группы наблюдаются либо агрессивные тенденции (AT), направленные во вне («Отлу­пит скамейку», «Сломает качели», «Девочка начнет орать, ругать­ся»), либо неотвратимость (Н) наказания («Мальчика мама наругает», «Мама поставит девочку в угол», «Папа неумейку выгонит на улицу», «Его родители в лужу поставят, чтобы знал, как воду разливать»), либо прогноз физического (ФУ) ущерба («Разобьет коленку или голову», «Ребенок замерзнет и сильно заболеет», «Мальчика отправят в больницу»).



4 группа – дети, характеризующиеся условно смешанным локусом контроля (УСМ), сформированными мотивом деятель­ности (Н/С), инфантильной самооценкой. На условность локализации контроля указывают либо необъективное обоснование (гра­фа «Обоснование» столбец «Н/О») причин неудач, проявляющее­ся в специфически «игровых» ответах ребенка: при описании ситуации появляются несуществующие в изображении объекты («Мальчику ворона помешала, он посадит ее на дерево», «Собака хвостом махнула и перепортила все рисунки»); либо простая кон­статация источника неудачи («Девочка виновата», «Скамейка виновата»). О несформированности мотива деятельности свидетель­ствуют либо уход от ответа (на все вопросы ребенок пожимает пле­чами и молчит), либо ответы типа «Не знаю, что он (она) будут делать дальше».

5 группа – дети, характеризующиеся смешанным (CP) реа­листическим локусом контроля (причину неудачи они видят и в субъекте, и в объекте и при этом дают довольно объективные обо­снования (Об): «Девочка еще маленькая, а качели высокие»), уме­нием адекватно и в некотором смысле обобщенно оценить себя, «децентрироваться», посмотреть на себя и на ситуацию с разных позиций, абстрагируясь от несущественного. Им свойственен мо­тив достижения успеха, что проявляется в ответах типа «Мальчик возьмет инструменты, наладит скамейку и вместе с друзьями ся­дет на нее».


2.6. Методики диагностики параметров самосознания личности

Методика «Дорожки» Е. Фокиной [6, с. 107-109]

Данная методика предложена Е. Фокиной на основе аналога социально-символических заданий, разработанных Б. Лонгом, Р. Зиллером, Р. Хендерсоном и направленных на измерение самоотношения и самоидентич­ности. Методика используется в работе с детьми старше 3 лет.

Целью методики является выявление уровня самооценки и принятия себя, специ­фики идентификации ребенком себя с лицами ближайшего окру­жения.

Перед выполнением задания во избежание нане­сения психической травмы ребенку по поводу семейных условий воспитания необходимо уточнить данные о составе его семьи. За­тем ребенку предлагают карточки с изображениями «дорожек», на каждой из которых он помечает мес­то своего расположения каким-либо значком – точкой, черточ­кой, крестиком.



Инструкция: «Посмотри, на рисунке – дорожки из круглых ка­мешков, каждая из которых ведет к какому-то человеку. Первая дорожка ведет к точно такому(ой) же мальчику (девочке), как ты. Где бы ты стоял (а) на этой дорожке? Следующая дорожка ведет к твоей маме. Где ты на этой дорожке?» и т. д.

Обработка и интерпретация данных

В общем цикле методик, предложенных Е. Фокиной, физическая дистанция на листе бумаги между кружками, символизирующими «Я» и значимых дру­гих, интерпретируется как психологическая дистанция: позиция левее других – как переживаемая ценность «Я»; позиция выше – как переживаемая «сила» «Я»; внутри фигуры, составленной из кружков («других»), – как включенность и зависимость, вне – как независимость «Я».

Анализ результатов каждого ребенка по данной методике осу­ществляется по нескольким направлениям.


Стимульный материал к методике «Дорожки»

Уровень самооценки. Если на дорожке у слова «Я» значком помечен один из первых трех расположенных слева кружков, то это свидетельствует о высокой оценке и положительном восприя­тии себя ребенком. Место, обозначенное одним из двух средних кружков (4 и 5 слева), характеризует самооценку ребенка как не­достаточно определенную. Выбор ребенком одного из трех распо­ложенных справа кружков указывает на свойственный ему нега­тивно окрашенный образ «Я» (низкий уровень самооценки).

Социальная ориентация. Чем левее (ближе) к каждому из слов (начиная с последующего после «Я») метки на дорожках, тем силь­нее (очевиднее) ориентация ребенка на данного человека. Соот­ветственно, значки-метки, расположенные справа на дорожке, указывают на негативно окрашенное отношение к этому лицу и восприятие его ребенком.

Профиль идентификации. Профильная линия идентичности ребенка образуется при соединении всех отмеченных на дорожках значков. Исходным для «прочтения» профиля служит метка на дорожке слова «Я»: чем ровнее полученная линия, тем более бла­гополучен механизм идентификации и, соответственно, образ «Я» ребенка (при условии, что линия сконцентрирована преимуще­ственно слева), а его отношение к окружающим липам стабильно, уравновешено.

Методика «Автопортрет»[6, с. 176-203]

Методика предназначена для диагностики самосознания и личностных особенностей. Автопортрет — это изображение человека, созданное им самим, В целях психодиагностики, считает Е. С. Романова, важно, в ка­кой мере автопортрет как изображение его создателя исчерпывает свою модель и ограничивается ею, а также по каким типологичес­ким признакам можно его различать.

Тест «Автопортрет» на сегодняшний день достаточно распро­странен в прикладной психологии, особенно в США и странах Европы. В отечественной практике используется преимуще­ственно адаптированный Р. Бернсом вариант теста в его описательной интерпре­тации.

Развернутый качественный анализ рисунков осуществляется по критериям, разработанным Р. Бернсом, К. Маховер, С. Кауфма­ном, Д. Торрей, Ф. Гудинаф, Г. Фурт, С. С. Степановым, Е. С. Ро­мановой и другими исследователями в целях получения разверну­той интерпретации:

1. тип изображения;

2. расположение рисунка на листе;

3. величина изображения;

4. смысловые детали изображения, последовательность их ри­сования и степень прорисовки;

5. оценка характера линий (графика);

6. особенности деятельности и эмоционального состояния ре­бенка во время рисования, включая его спонтанные коммен­тарии и реакции.

Необходимо, однако, подчеркнуть, что на основании обозна­ченных показателей возможно выявление неких типических тен­денций, но не постановка точного психологического диагноза. Важно и то, что чем младше ребенок, тем более ограничены возможнос­ти суждения о его личности.

Анализ типа изображения позволяет выявить представления рисующего о себе, своей внешности, личности и отношения к ней. Е. С. Романовой на основе использования интегративно-оценоч­ного подхода предложена следующая типология рисунков.

Эстетическое изображение выполняется лицами, имеющими художественные способности. По графическим тестам и по тесту «Автопортрет», в частности, всегда можно различить лиц, облада­ющих «рукой художника». Их рисунки отличают легкость, гибкость линий, выразительность черт, лаконичность образа.

Схематическое изображение – рисунок выполнен в виде лица, схемы тела, бюста, представленных в профиль и анфас. К такому типу изображения зачастую тяготеют лица интеллектуальною склада («мыслители» — по И. П. Павлову), для которых важно получить наиболее общие представления о явлении, так как частности и де­тали интересуют их фрагментарно и ситуативно, по мере необходи­мости. По-видимому, подобное изображение соответствует синте­тическому когнитивному стилю с тенденцией к обобщению.

Реалистическое изображение – это рисунок, выполненный до­статочно тщательно, с подробностями – прорисовкой лица, во­лос, ушей, шеи, одежды. Обычно так рисуют люди, отличающие­ся большой педантичностью, склонные к детализации, аналитичному когнитивному стилю.

Метафорическое изображение – рисунок, на котором человек изображает себя в образе какого-либо объекта или явления (на­пример, предмета бытового назначения, животного, растения, литературного персонажа, природного явления и т. д.). Такое изоб­ражение выполняют лица художественного склада, обладающие развитой фантазией, воображением, творческими способностями и, разумеется, известной долей юмора.

Интерьерно-атрибутивное изображение – рисунок человека в окружении каких-либо предметов, на фоне пейзажа, комнаты и т. д. К такого рода изображению склонны лица, обладающие способно­стью к сюжетному описанию, а также направленностью на внеш­нее предметное окружение.

Аффективное изображение – человек отразил себя в каком-либо эмоциональном состоянии. К этому типу изображения относят рисунки-шаржи и их подобия. По-видимому, лица, обладающие более высокой эмоциональностью, рефлексирующие собственное состояние, склонны к такого рода изображениям. При этом пере­живаемая эмоция часто может быть противоположна той, которая изображается. Например, грустный человек часто рисует улыбаю­щееся лицо и т. п.

Динамическое изображение – человек рисует себя в период со­вершения какого-либо действия. Такой тип изображения свойстве­нен лицам с экспрессивно-выразительными движениями, увлечен­ным спортом, танцами и т. п.

Инверсионно-анфасное изображение – рисунок, на котором у человека вместо лица изображен затылок. Обычно подобное изоб­ражение свойственно людям, обладающим противоречивостью в отношении либо к инструкции, либо к экспериментатору, либо к диагностической ситуации в целом, или нежеланием рисовать лицо и другие детали изображения.

Типологизация рисунка может осуществляться и на основе разра­ботанной применительно к детским рисункам классификации Г. Ри­да, в основе которой – принцип анализа формы художественного вы­ражения. Все многообразие форм изображений было упорядочено Г. Ридом до восьми основных видов, каждый из которых характери­зовался с точки зрения отличительных признаков. При анализе авто­портретов их также можно классифицировать по схеме Г. Рида:

q перечисляющий рисунок – изображение нескольких автопор­третов при инструкции нарисовать один;

q органический рисунок – человек рисует себя на фоне живой природы – в окружении растений, животных и т. д.;

q гаптический рисунок – человек изображает себя сквозь при­зму внутренних ощущений, отражая собственное эмоциональное или психосоматическое состояние, зачастую – болезнен­ное («болит зуб», «болит голова», «плохое самочувствие» и т. д.);

q эмфатический (импрессионистский, экспрессивный) рису­нок – человек изображает себя в какой-либо эмоциональ­ной атмосфере, идущей извне;

q декоративный рисунок – человек изображает себя в явно приукрашенном виде: в красивой рамочке, с присутствием каких-либо узоров, орнаментов и другого декора;

q имажинарный рисунок – сюжетное изображение, в котором человек рисует себя в виде какого-либо персонажа из литературно-художественного произведения или созданного на основе собственного воображения;

q ритмический рисунок – изображение, в котором человек рисует себя в движении: идет по улице, бежит по лестнице, прыгает в «классики» и т. д.;

q структурный рисунок – изображение человека, в котором основное внимание сконцентрировано на передаче струк­туры целого: тщательно прорисовано только лицо, бюст, или детализированное изображение в полный рост.

Кроме того, обозначенные виды рисунков Г. Рид попытался привести в соответствие с концепцией типологических различий К. Г. Юнга. В своей основе типология Юнга опирается на обшир­ное исследование культуры, начиная с античных времен. Анализ разнообразных концепций индивидуально-типологического раз­вития человека, существующих в искусстве, философии, психо­логии, позволил ученому разработать и обосновать идею экстра- и интроверсии, представляющих собой сложное диалектическое единство осознаваемого и неосознаваемого в структуре личности. Базисом типологии К. Юнга выступает доминирование основных психических функций: мышления, интуиции, ощущения и чув­ства. Эмпирическое соотношение психологического типа, описы­вающего (по К. Юнгу) особенности личности, с формами художе­ственного выражения по Г. Риду представлено в следующей таблице.

Соотношение вида рисунка с типологией личности


Вид рисунка (по Г. Риду) Тип личности (по К. Юнгу)
Перечисляющий Экстравертированный мыслительный
Органический Интровертированный мыслительный
Эмфатический Экстравертированный ощущающий
Гаптический Интровертированный ощущающий
Декоративный Экстравертированный чувствующий
Имажинарный Интровертированный чувствующий
Ритмический Экстравертированный интуитивный
Структурный Интровертированный интуитивный

Каждая из представленных типологий изображения позволяет осуществить первый этап обработки материала, по окончании ко­торого приступают к анализу существенных признаков рисунка – это так называемый качественный анализ конкретного продукта изобразительной деятельности ребенка.

Так, расположение рисунка на листе свидетельствует о степени энергетизма, активности (социальной, деятельностной, эмоцио­нальной) субъекта. В норме рисунок расположен по средней ли­нии – одинаково удален от верхнего и нижнего краев листа, что по отношению к детям рассматривается как эмоциональность, концен­трация на себе (нормативный в дошкольном возрасте эгоцентризм). Положение изображения на листе ближе к верхнему краю (чем боль­ше, тем выраженнее) трактуется как наличие высокой са­мооценки, тенденции к самоутверждению и одновременно с этим недовольство своим положением в социуме, недостаточностью при­знания со стороны окружающих, чувством незащищенности. И на­оборот, если рисунок расположен в нижней части листа, то это сви­детельствует о генерализованном чувстве неуверенности в себе, подавленности, нерешительности, незаинтересованности в своем социальном положении, признании, низ­кой самооценке и отсутствии тенденции к самоутверждению.

Подходы к анализу пространственного расположения рисунка на листе идентичны для всех проективных методик. Так, простран­ство «сзади и слева» от субъекта связано с периодом прошлого и бездеятельностью (отсутствием активной связи между мыслью и представлением и планированием и осуществлением), интровертивностью. Рисунок, сосредоточенный на левой стороне листа, выполненный представителем мужского пола, рассматривается как склонность к жен­ской идентификации. И наоборот, девочки и женщины, рисующие свой авто­портрет преимущественно на правой стороне листа, характеризу­ются наличием мужской идентификации. Расположение изобра­жения в верхнем левом углу указывает на наличие регрессии. Правая сторона пространства спереди и наверху связаны с перио­дом будущего и действительностью, с ориентацией на окружение.

На листе левая сторона и нижняя часть связаны со специфи­кой эмоциональных переживаний и отражают наличие отрицатель­но окрашенных эмоций (неуверенность, пассивность). Правая сто­рона и верхняя часть указывают на специфику интеллектуальных переживаний, отражают положительно окрашенные эмоции, энер­гию, оптимизм, активность, способность к реализации конкрет­ных действий.

Размер (величина) изображения свидетельствуют о психофизи­ческом состоянии человека. Рисунок во весь лист свидетельствует об экспансивности, компенсаторном превознесении субъектом себя в воображении. Фигура, не помещающаяся на листе, свидетель­ствует об осознании субъектом среды как сильно сковывающей его действия, потенциальные возможности. Изображение маленькой фигуры указывает на наличие тревоги, эмоциональной зависимо­сти (симбиотические отношения), чувства дискомфорта и скованности. Мелкая фигура с примитивными чер­тами свидетельствует о переживании чувства ущемленности «Я».

Рисование автопортрета предполагает в первую очередь отра­жение целостности образа себя. Следовательно, нормой является изображение фигуры человека полностью – голова, туловище, две руки, две ноги, кроме случаев профильного изображения. Изоб­ражение человека без определенных частей тела указывает на от­вержение, непризнание его целостности или значимости отсут­ствующих частей.

Наиболее смысловые детали изображения связаны преимуще­ственно со степенью прорисовки головы, являющейся центром локализации «Я». Это происходит в связи с тем, что на голове рас­положены основные органы чувств: рот, нос и парные – уши, гла­за. Кроме того, рисунок головы отражает сферу интеллекта (конт­роля) и воображения, а также волевого управления «телесными побуждениями». Даже маленький ребенок считает голову чрезвы­чайно важной частью тела. Он чувствует, что умелость, ум взрос­лые каким-то образом связывают с головой. Поэтому рисунок ма­ленькой головы свидетельствует о переживании своей интеллек­туальной или социальной неадекватности (что вовсе не обязательно связано с низким умственным развитием), а также стремлении к отвержению контроля разума, не позволяющего удовлетворять телесные влечения, и отрицанию болезненных пе­реживаний и вины. Нечеткое изображение головы – показатель застенчивости, робости. Рисунок большой головы обычно пред­полагает большие интеллектуальные претензии, или чувство глу­бокого недовольства своим интеллектом. Если голова непропор­ционально велика по отношению к туловищу (или имеет непра­вильную форму), то велика вероятность наличия органических нарушений (мозговые дисфункции).

Если на рисунке голова повернута вправо, то это трактуется как устойчивая тенденция к действительности: почти все, что обдумывается и планируется, осуществляется, или, по крайней мере, начи­нает осуществление, даже если и не доводится до завершения. Дру­гими словами, субъект активно переходит к реализации своих тен­денций. Случаи, когда голова изображается в последнюю очередь, рассматриваются как наличие межличностных конфлик­тов, а нередко указывают и возможные нарушения мышления.

Голова, повернутая влево, свидетельствует о тенденции к реф­лексии, склонности к размышлениям. Лишь незначительная часть замыслов субъекта реализуется им или начинается реализацией. Субъекту свойственны нерешительность, боязнь активных дей­ствий.

Положение головы анфас трактуется как эгоцентризм. Голова, обращенная затылком, указывает на отчужденность, тенденцию к развитию по аутично подобному типу. Слитые профиль и анфас при изображении головы (глаза и рот анфас, нос и лоб – в профиль) служат признаком недостаточности умственного раз­вития либо органического, либо социокультурного генеза.

Волосы – символ мужественности (храбрости, силы, зрелости) и стремления к ней. Волосы, изображенные в виде сильной штри­ховки, указывают на наличие тревоги, связанной с мыслительной сферой (мышление, воображение). Не заштрихованные (не зак­рашенные) волосы, обрамляющие голову как клещи, отражают доминирование у субъекта враждебных чувств. Если волосам в рисунке уделено особое внимание – это признак эксгибициониз­ма (демонстративности и актуальной потребности в признании). В рисунках мальчиков и мужчин (ближе к подростковому возрасту) данный признак указывает на наличие проблем в области половой иден­тификации, возникновения гендерного конфликта вследствие не­правильного воспитания или гормональных нарушений.

Шея – орган, символизирующий связь между сферой контро­ля (головой) и сферой влечения (телом). Как элемент в детских рисунках встречается не сразу, что, собственно, и отражает недо­статочную психическую зрелость и способность детей к самокон­тролю. Сначала ребенок рисует голову, непосредственно соединен­ную с телом, и лишь постепенно она обретает в рисунке свое фун­кциональное значение. Поэтому отсутствие шеи в рисунке ребенка до 5-6 лет трактуется как неспособность к рациональному само­контролю, психическая незрелость и рассматривается как возрас­тная норма. Если же в его рисунке изображение шеи подчеркнуто, то этот показатель рассматривается как наличие потребности в защитном интеллектуальном контроле.

Чрезмерно крупная шея трактуется как осознание «телесных» импульсов, стремление их контролировать. Рисунок длинной шеи (шея жирафа) указывает на проблемы контролирования злости или примитивных влече­ний. Длинная и тонкая шея рассматривается как наличие регрес­сивных тенденций в развитии, переживание депрессивного состо­яния по поводу внутреннего конфликта между разумом и чувства­ми, разрешаемого личностью через самоустранение от мира собственных сильных эмоций. Толстая и короткая шея свидетельствует о способности к открытому, импульсивному выражению собственных слабостей и желаний.

Плечи и их размеры – признак физической силы и потребности во власти. Поэтому чрезмерно крупные плечи отражают ощуще­ние большой силы, а мелкие, наоборот, – малоценности, ничтож­ности, причем не только в физическом, но и личностном плане. Угловатые плечи свидетельствуют о чрезмерной осторожности, повышенной тревожности, защиты. Покатые плечи чаще всего отражают сниженный жизненный тонус, уныние, отчаяние, иног­да – чувство вины. Плечи изящно нарисованы, округлены – при­знак ровной, пластичной, довольно хорошо уравновешенной силы. Неровные плечи указывают на отсутствие внутреннего равнове­сия, а угловатые (квадратные) – на агрессивность.

Туловище – символ средоточия жизненных сил. Туловище, изображенное угловатым или квадратным (прямоугольным), сви­детельствует о мужественности, наличии эксгибиционистских тен­денций. Слишком крупное туловище – признак наличия неудов­летворенных, остро осознаваемых потребностей. Ненормально маленькое туловище – симптом чувства униженности, ощущения малоценности собственной личности. Отсутствие туловища – признак отрицания телесных влечений, потери схемы тела. Нача­тое, но незавершенное изображение туловища свидетельствует о регрессии. Яркий контур тела указывает на эмоциональную неста­бильность субъекта. Подчеркнутый контур тела сквозь одежду или ее очень мало – признак эксцентричности. Деформация в изоб­ражении тела отражает наличие психотических тенденций.

Лицо – одна из важнейших частей тела, значимых в процессе общения. Лицо включает рецепторы внешних стимулов, осуществляющих сенсорный контакт с действительностью. Пропуск каких-либо частей лица может указывать на серьезные нарушения в сфере общения. Тщательно выделенное, подчеркнутое, в деталях прора­ботанное лицо указывает на сильную озабоченность отношениями с другими, своим внешним видом. В то же время девочки и женщины обычно больше, чем представители мужского пола, уделяют внимание рисованию лица. По мнению специалистов, этот показатель свидетельствует об адекват­ной половой идентификации. В рисунках мужчин этот момент может быть связан с озабоченностью своей физической кра­сотой, стремлением компенсировать свои физические недостатки, формированием стереотипов женского поведения.

Лицо неяркое и тусклое – признак боязливости и застенчиво­сти. На тенденцию к замкнутости указывает лицо, изображенное таким образом, что виден затылок. Изображенный на лице рубец (шрам) символизирует ожидание агрессии со стороны окружаю­щих или ущемленное чувство собственного достоинства, наличие психической травмы. Лицо, похожее на маску, выражает осторож­ность, скрытость, свойственное субъекту чувство отчужденности. Подчеркнутый подбородок отражает актуальную потребность в доминировании, а также свидетельствует о наличии страха перед ответственностью. Слишком крупный подбородок указывает на наличие стремления компенсировать ощущаемую слабость и не­решительность. Черты лица, изображаемые в последнюю очередь, указывают на тенденцию игнорирования рецепторов внешних воз­действий, а также стремление как можно больше отсрочить иден­тификацию личности.

Глаза – наиболее информативная деталь изображения. Глаза рассматриваются психоаналитиками как символ присущего чело­веку страха, причем это значение особенно подчеркивается рез­кой прорисовкой радужки. Большие глаза на рисунке предполага­ют подозрительность, а также проявление озабоченности и гипер­чувствительности по отношению к общественному мнению. При этом большие расширенные глаза обозначают тревожность, бес­покойство, потребность в защите. Изображение выпученных глаз свидетельствует о грубости и черствости индивида, а чрезмерно подчеркнутые, несколько раз обведенные глаза – указывают на склонность к экстернализированной (направленной вовне) агрес­сии и грубости, вызванной чувством социальной тревоги. Малень­кие, закрытые или спрятанные под головным убором глаза обыч­но предполагают самопоглощенность и тенденцию к интроверсии, стремление избегать неприятных визуальных воздействий. Если глаза изображены без зрачков, как пустые глазницы, то эта деталь трактуется как враждебность, эгоцентричность, незрелость, исте­ричность, наличие чувства вины и значимого стремления к избеганию визуальных стимулов. Лицо с глазами-«точкам и» или «ще­лочками» несет в себе внутренний запрет на плач, выражение по­требности в зависимости. У мальчиков и мужчин, рисующих большие глаза с длинными ресницами, зачастую отмечаются нарушения поло­вой идентификации. Изображение длинных ресниц интерпретируется как склонность к демон­стрированию себя, потребность в восхищении собой со стороны окружающих.

Уши – это «орган» восприятия критики, свидетельствующий о заинтересованности субъекта в информации, значимости любого мнения окружающих о себе. Большие, крупные или слишком под­черкнутые уши предполагают чувствительность к критике и даже возможные слуховые галлюцинации, возникающие вследствие повреждения или нарушенной функции органа слуха. Такая деталь изображения часто встречается у людей, гиперчувствительных к критике, а также озабоченных проблемой послушания. В рисун­ках у хорошо приспособленных умственно отсталых или у малень­ких нормальных детей часто наблюдается изображение подчерк­нутых ушей, но при этом лицо не закончено. Маленькие уши или их отсутствие указывают на стремление не принимать никакой критики, заглушить ее.

Носв психоаналитической традиции трактуется как сексуаль­ный символ, но подобная интерпретация до сих пор остается ост­родискуссионной у представителей разных психологических школ и направлений. И все-таки акцент, смещенный на нос, предпола­гает наличие сексуальных проблем, которые у детей существуют и проявляются в форме гендерного конфликта или трудностях по­ловой идентификации. Выделенные ноздри свидетельствуют о склонности к примитивной агрессии.

Рот – символ агрессии (ведь помимо прочего он служит для того, чтобы кричать, ругаться, кусаться). Особым признаком аг­рессивности выступают четко прорисованные зубы. Причем ряд авторов рассматривают изображение зубов как указание на про­стую форму шизофрении. В то же время следует помнить, что при­сущая детям вербальная агрессия зачастую имеет защитный характер (огрызается, грубит в ответ на осуждение, порицание или в период возрастных кризисов) на неблагоприятные воздействия извне.

Рот, похожий на клоунский, обозначает вынужденную привет­ливость, неадекватные чувства. Рот, изображенный как яркий штрих, отражает тенденцию к оральной агрессии. Отсутствие рта или рот-«точка» («черточка») означает, что субъект либо лишен возможности каким бы ни было образом влиять на других людей, либо депрессию, либо вялость в общении.

Выделенный, сильно подчеркнутый рот указывает на наличие чувства вины, тревоги, а также на возможные речевые затрудне­ния, тогда как приоткрытый рот в сочетании с языком, но при от­сутствии прорисовки губ трактуется как большая речевая актив­ность (вербализация). В сочетании с прорисовкой губ указывает на чувствительность. Открытый рот без прорисовки губ и языка, особенно зачерченный, трактуется как легкость возникновения страха и опасений, недоверия. Зачернение рта в рисунках детей свидетельствует о боязливости и тревожности.

Конечности – руки и ноги. Для малыша первоначальная функция руки заключается в том, чтобы с ее помощью цепляться к телу матери, то есть рука пред­ставляет собой инструмент для установления контакта с близким человеком. Лишь впоследствии, пережив физическую и психоло­гическую автономизацию от тела матери, ребенок открывает вто­рую функцию руки – функцию взаимодействия с миром предме­тов и воздействия на этот мир. Таким образом, руки символизиру­ют контакт личности с окружающим миром, орудие не только более совершенной и чуткой адаптации к окружению, главным образом в межперсональных отношениях, но и для управления, изменения среды, контроля поведения других людей.

Момент, когда ребенок почувствует себя субъектом, способным на какое-либо самостоятельное действие, довольно легко обнару­живается в его рисунке: у человечка появляется кисть руки, иног­да в виде «варежки», иногда – с пальцами, причем пальцев не обя­зательно пять.

Если пальцев на руке изображено больше, чем пять – это свидетельствует, что человек чувствует себя более ос­нащенным, сильным (на левой руке – в сфере семейных отноше­ний, на правой – в мире за пределами семьи – в детском саду, во дворе, в школе). Если меньше – более слабым, чем окружающие.

Крупные пальцы, похожие на гвозди или шипы, – признак враждебности, а пальцы одномерные, обведенные петлей – ука­зывают на сознательные усилия против агрессивных чувств. За­ботливо отделенные и нарисованные в виде «обрубков» или напо­минающие по форме боксерскую перчатку пальцы отражают «вы­тесненную» агрессию, замкнутость. Пальцы, изображенные в форме грозди винограда или листочков, свидетельствуют о неза­щищенности, незрелости, инфантилизме (норма для детей). На проявление инфантильной агрессии, грубость и черствость ука­зывают очень большие пальцы, пальцы-палочки или их изобра­жение без ладоней. Если же пальцы изображены с тщательно на­рисованными ногтями и суставами, то это является выражением свойственного индивиду навязчивого контроля над агрессией, наличия у него ощущения телесной дезорганизации, зависимости от матери. Очень длинные пальцы и пальцы-стрелы указывают на свойственную субъекту склонность к открытой агрессии, психи­ческую регрессию.

В случае, когда человек рисует себя с поднятыми вверх руками, длинными пальцами, то это часто связано с агрессивными жела­ниями. Иногда такие рисунки выполняют и внешне спокойные люди. В данном случае можно предполагать, что человек чувствует враждебность по отношению к окружающим, но агрессивные побуждения подавлены. Подобный рисунок так­же может указывать на стремление компенсировать свою слабость, желание быть сильным, властвовать над другими. Эта интерпретация более достоверна, когда человек в дополнение к агрессивным» рукам рисует широкие плечи или другие атрибуты «мужественности» и силы.

Руки изображены длинными и мускулистыми – также признак того, что субъект ощущает потребность в физической силе, лов­кости, храбрости, ему свойственно желание чего-либо достигнуть, овладеть чем-либо. Если же при изображении длинных и тонких рук человек не рисует рот, то этот показатель можно интерпрети­ровать как астматический синдром. Слишком длинные, сильные, могучие руки указывают на чрезмерно амбициозные стремления и сильную вовлеченность в события внешнего мира, связанные у детей с потребностью в автономизации. Но если руки изображены длинными и слабыми, то это свидетельство зависимости, ощущения собственной незначи­тельности и потребности в опеке. Гипертрофированно крупные, подчеркнуто выделенные руки – признак амбивалентности, ког­да у субъекта актуализирована потребность в адаптации к суще­ствующим социальным отношениям и одновременно – чувство неадекватности и склонности к импульсивному, возможно агрес­сивному, поведению. Очень короткие руки отражают недостаток амбиций, ограниченность стремлений, ощущение неадекватности. Тонкие, хрупкие, слабые руки указывают на переживание физи­ческой или психологической слабости, а вяло опущенные руки указывают на тщетность усилий, переживание чувства неэффек­тивности, ощущение недостатка в достигнутом. Но руки расслаб­ленные и гибкие свидетельствуют об адаптивности субъекта в меж­персональных отношениях. Тонкие руки указывают на пережива­ние слабости. Изображенные близко к телу руки – признак напряжения, неповоротливости, ригидности, а вытянутые по бо­кам – свидетельствуют о трудностях в социальных контактах, стра­хе перед агрессивными импульсами, пассивности как одной из форм защиты от них. Руки, спрятанные за спиной, отражают на­личие чувства вины, неуверенности в себе и одновременно нежелание уступать, идти на компромиссы, а также склонность к контролю агрессив­ных, враждебных влечений. Спрятанные в карманах руки указы­вают на управляемую увертку (отвиливание) от какого-либо дей­ствия, склонность к асоциализации. Руки, скрещенные на груди, выражают враждебно-мнительную установку. Если при этом руки короткие, то этот признак свидетельствует об отвержении родите­ля противоположного пола. Руки, расположенные в опоре на бед­ра, указывают на боязнь и опасение сексуально ориентированных контактов. Неясно очерченные руки интерпретируются как недо­статок уверенности в себе, в деятельности, в социальных отноше­ниях. На зависимость и нерешительность также указывают под­черкнутые суставы локтей.

Часто заштрихованные руки, пальцы выражают чувство вины из-за какого-либо реального или представляемого действия рука­ми (например, при склонности к воровству). Скованные руки предполагают жесткую, обязательную, но замкнутую лич­ность. Руки, повернутые в стороны и достающие что-то, отража­ют зависимость, желание быть любимым, привязанность. Широ­кий размах рук – показатель интенсивного стремления к дей­ствию. Если же пальцы при этом сжаты в кулаки – это рассматривается как бунтарство, проявление протеста: кулаки при­жаты к телу – вытесненный протест; далеко от тела – открытый протест. Широкие руки у ладони или у плеча указывают на недо­статочный контроль действия и импульсивность.

Нарисованные в последнюю очередь руки отражают значимую нежелательность к поспешным, близким, откровенным связям со средой. Иногда причина этого явления кроется в старании скрыть чувство неадекватности. Отсутствие рук на рисунке или редуци­рованные кисти рук указывают на чувство вины, неадекватности (неполноценности, замкнутости) даже при высоком интеллекте (и социальном, и умственном), на сниженную практику общения. При этом потребность в общении вовсе не обязательно снижена (например, как при аутизации) – она может быть высокой, но уже подавленной, загнанной внутрь. По этому показателю довольно информативным является сравнение автопортрета с рисунком се­мьи: человек иногда прорисовывает руки и кисти разных членов семьи по-разному и не так, как у себя на портрете, что, собствен­но, и отражает различия в характере общения субъекта с каждым из них.

Ноги символизируют опору в реальности, потребность в неза­висимости и свободе действий, передвижения. Чем больше пло­щадь опоры у ног – тем тверже ощущение надежности. Но изоб­ражение слишком широко расставленных ног трактуется как от­кровенное пренебрежение миром, неподчинение, игнорирование социальных требований или наличие чувства незащищенности. Сильно сдвинутые ноги – признак ригидности и напряженности, возможной гендерной дезадаптации. Большие ноги подразумева­ют потребность в безопасности. Подчеркнутое изображение ног – свидетельство грубости, черствости. В рисунках детей ноги, непро­порционально длинные или неодинаковых размеров, указывают на амбивалентность и выражают потребность в личностной авто­номии, актуальное стремление к независимости. Слишком корот­кие ноги – наличие чувства физической или психологической неловкости. Если рисунок начат с ног – это свидетельствует о бо­язливости. Отсутствие ног рассматривается как переживание ско­ванности, ощущение нестабильности, отсутствие основы, робость, замкнутость.

Ступни – признак физиологической и психологической под­вижности в межличностных отношениях. Изображение непропор­ционально длинных ступней рассматривается как потребность в безопасности и демонстрации мужественности, а непропорцио­нально мелких – как скованность и зависимость. Подчеркнутое изображение ступней ног указывает на грубость и черствость, а изображение голых пальцев на ногах – на агрессивность. Ступ­ни, обращенные в разные стороны, – признак сильных амбива­лентных чувств.

Ступни ног не изображены – признак замкнутости, робости. Характер соединения ног с туловищем (тщательность или небреж­ность, слабое соединение или полное его отсутствие) отражает специфику контроля субъектом своих рассуждений, выводов, ре­шений.

Трактовкапозы и динамики изображенной фигуры в целом бо­лее прямолинейна. Так, интровертная поза при хорошо прорисо­ванных кистях рук может интерпретироваться как высокая изби­рательность в общении, но вовсе не закрытость и не уход от обще­ния. Сочетание интровертной позы (указывающей на узость круга общения, но ничего не говорящей о его эмоциональной глубине) с отсутствием кистей рук дает основание предполагать аутизацию как снижение потребности в общении, влекущее за собой бедность эмоциональных контактов. Экстравертная поза при отсутствии кистей рук свидетельствует о нарушении в общении, в частности, может интерпретироваться как склонность к широким, но фор­мальным контактам с окружающими.

Фигура, изображенная в движении по направлению вправо (ус­тановка на будущее), отражает психическую активность, целеуст­ремленность, активную работу фантазии. Ориентация движения влево указывает на активное переживание прошлого. Изображе­ние бегущего человека отражает стремление убежать, уклониться, скрыться, тогда как легко и размеренно шагающего – свидетель­ство уравновешенности. Статичная фигура, изображенная в абсо­лютный профиль, рассматривается как серьезная отрешенность, замкнутость, тенденция к увиливанию, оппозиционности. Статич­ная фигура анфас указывает на актуальную потребность в комму­никации, социальную зависимость и одновременно на эксгиби­ционистские тенденции, социальную недоступность. Если голова изображена в профиль, а тело анфас, то это трактуется как трево­га, вызванная социальным окружением и неудовлетворенностью потребности в общении. Если же при изображении лица профиль и анфас оказываются слитыми (глаза и рот – анфас, нос и лоб – в профиль), то в данном случае достаточно актуально стоит воп­рос об умственной дефектности субъекта из-за примитивной куль­туры как следствия неадекватного воспитания. На неразвитость мышления указывает и фигура, у которой голова и ноги изобра­жены в профиль, а туловище – анфас.

Стоячая неуравновешенная фигура выражает напряжение и рассматривается как первый признак начала психического рас­стройства. Фигура человека, сидящего на краешке стула, свиде­тельствует о снижении энергетических ресурсов, о сильном жела­нии найти выход из ситуации, переживании чувства страха, оди­ночества и некоторой подозрительности субъекта по отношению к другим.

Анализ деталей изображения несет дополнительную инфор­мационную нагрузку и тем самым представляет определенную ценность. Так, отсутствие существенных деталей, если это не свя­зано с интеллектуальной недостаточностью, часто является сви­детельством серьезного эмоционального нарушения. В целом недостаточная детализация служит признаком нехватки психичес­кой энергии, тенденции к замкнутости. Однако не следует пу­тать необязательные детали в рисунке человека со второстепен­ными. Шея, уши – детали, обязательные для каждого человека, хотя и второстепенные, по сравнению с глазами и ртом. А вот бантики на туфлях, множество рюш на платье, перья на шляпе, кружевной воротничок, сигарета в руке – детали факультатив­ные, украшательские. Использование множества нео­бязательных деталей в автопортрете, фиксация на украшатель­стве выступает проявлением демонстративности. При выражен­ной демонстративности повышенное внимание к украшательству на фоне посредственного уровня изображения основных деталей нередко сочетается с изображением «демонстративных» персо­нажей – клоунов, бандитов, фей и т. п. Подобного рода изобра­жения могут свидетельствовать и об актуализированной потреб­ности в социальном внимании, обусловленной недостаточно сформированным чувством собственной значимости и неопре­деленностью представлений о самоценности.

Стилизованный портретный рисунок (карикатура, шарж или примитивное изображение, ниже возрастной нормы) трактуется как склонность к эксгибиционизму, замкнутости.

Автопортрет, изображенный в виде абстрактной фигуры или как образ человека, состоящего из палочек, часто встречается у неуве­ренных в себе, незащищенных или негативно настроенных людей, а также у тех, кому общение с людьми в тягость. Автопортрет в образе куклы указывает на свойственную индивиду уступчивость, переживание доминирующего влияния со стороны окружающих, а фигура, переодетая, например, в костюм клоуна, – на недоволь­ство собой. Фигура, одетая в неподходящую одежду (которая либо слишком велика, либо мала), выражает недовольство субъектом собственным социальным статусом, тогда как детальное изобра­жение опрятной одежды – акцентированное внимание на соот­ветствии и социальном престиже. Слишком щепетильное отноше­ние к изображению одежды – признак эгоцентризма, незрелос­ти. Если одежды слишком много, то это рассматривается как эгоцентризм с тенденцией к антисоциальному поведению, потребность в доминировании и социальном одобрении. Когда фигура изображена одетой, но видны пальцы ног, то это интерпретирует­ся как агрессивная тенденция.

Каждая деталь одежды, дополнительные аксессуары при изоб­ражении автопортрета несут самостоятельную информацию.

q Пупок – эгоцентричность и зависимость.

q Пряжка на ремне – зависимость.

q Талия сильно затянута – нестабильный контроль над эмо­циями.

q Подчеркнута линия талии, пуговицы по оси тела – чувство неполноценности, зависимость от матери.

q Пуговицы на груди – эмоциональная депривация, зависи­мость, возможна идентификация с матерью.

q Пуговицы и шляпа или шляпа при полном отсутствии дру­гой одежды – регрессия.

q Сигарета – потребность в укреплении мужественности (у мальчиков и мужчин).

q Серьги – эксгибиционистские тенденции (у девочек и женщин), на­рушение половой идентификация (у мальчиков и мужчин).

q Горящий камин, костер или печь перед фигурой – потреб­ность в безопасности и теплоте.

q Оружие (ружье, нож, копье, дубинка, пистолет и т. п.) – аг­рессивные тенденции, враждебность защитного характера.

Не менее важную диагностическую информацию при анализе рисунка несут технические особенности его выполнения, такие как форма и характер линий, качество графики. Так, разрывы линий, стертые детали, пропуски, акцентирование, штриховка выявляют конфликтные сферы человека.

q Акцентирование окружностей в изображении тела – женственность, уступчивость.

q Мало гнутых линий, много острых углов – агрессивность, склонность к дезадаптации.

q Закругленные (округлые) линии – женственность.

q Прямые линии – агрессивность.

q Линии неодинаковой яркости – напряжение.

q Зубчатые, неровные линии – дерзость, враждебность.

q Уверенные, твердые линии – амбициозность.

q Яркая линия – грубость.

q Слабая линия – озабоченность, фобическая невротичность.

q Тонкие, продленные линии – напряжение.

q Легкие линии – недостаток энергии.

q Подчеркнутая линия – тревога, незащищенность, область конфликтов, тенденция к регрессии (особо по отношению к подчеркнутой детали).

q Разрыв извилистой линии – неуверенность, застенчивость.

q Прозрачности в изображении – недостаток мышления (свойственен детям до 6-7 лет).

q Комбинация уверенных, ярких и легких контуров – гру­бость, черствость.

q Контур неяркий, неясный – боязливость, робость.

q Голова хорошо очерчена, а тело изображено тусклым конту­ром или вообще отсутствует – ярко выраженная депрессия.

q Тусклые черты с подчеркнутым контуром головы – застен­чивость, замкнутость.

q Очень маленькая фигура с очень тонким контуром – ско­ванность, чувство собственной малоценности и незначи­тельности.

q Яркий толстый контур – агрессия, вызванная потребностью защиты собственного «Я».

q Разрыв контура – указывает на сферу конфликтов, сосре­доточенных в месте разрыва.

q Эскизный контур – тревога, робость.

q Очень слабый контур – чувство неполноценности, призна­ки аутизма.

q Необрывающийся, подчеркнутый контур, обрамляющий фи­гуру, – чувство социальной изоляции или стремление к ней.

q Сильный нажим – энергичность, настойчивость, повышен­ная напряженность с тенденцией к асоциализации.

q Очень сильный нажим на карандаш – агрессивность, на­стойчивость.

q Легкий нажим – низкие энергетические ресурсы, скован­ность.

q Варьирующий нажим – адаптивность, пластичность.

q Неровный, неодинаковый нажим – импульсивность, неста­бильность, тревога, чувство незащищенности.

q Изменчивый нажим – эмоциональная нестабильность, ла­бильность настроения.

q Наличие штриховки – тревога, агрессия, сфера конфликта.

q Энергичные, уверенные штрихи – настойчивость, чувство безопасности.

q Сильная штриховка – агрессивные тенденции, эмоциональ­ная неуравновешенность.

q Штрихи округлые – зависимость, женственность, недоста­точность самоактуализации, эмоциональная зависимость (у детей).

q Прямые штрихи (у детей) – упрямство, настойчивость, упорство.

q Штрихи угловаты, скованные – напряжение, замкнутость.

q Горизонтальные штрихи – подчеркивание воображения, женственность, слабость.

q Неясные, разнообразные, изменчивые штрихи – недоста­ток упорства, настойчивости, незащищенность.

q Длина штрихов – у возбудимого субъекта штрихи укорачи­ваются, у тормозимого – удлиняются.

q Длинные штрихи – контролируемое поведение (у детей).

q Ритмичная штриховка – чувствительность, сочувствие, от­сутствие скованности.

q Короткие, эскизные штрихи – тревога, неуверенность.

q Штриховка справа налево (на себя) – интроверсия, изоля­ция.

q Штриховка от себя, слева направо – экстраверсия, агрес­сивность, обусловленная потребностью в поддержке.

q Короткие штрихи – импульсивное поведение (у детей).

q Вертикальные штрихи – упрямство, настойчивость, реши­тельность, гиперактивность.

q Заштрихованы ботинки – незащищенность.

q Легкая или минимальная штриховка – относительное спо­койствие.

q Литографическая фигура с заштрихованными деталями, из­менчивым нажимом карандаша, стираниями – гиперболи­зированное чувство тревоги.

Пропорциональность и симметрия. Видимые нарушения про­порций по отношению правой или левой стороны указывают на отсутствие личностного равновесия. Искажения, идущие по пра­вой стороне автопортрета, отражают проблемы взаимоотношений с миром социальных норм и тех людей, которые их воплощают для человека. Искажения по левой стороне тела отражают проблемы в отношениях с наиболее близкими людьми и сосредоточены в сфе­ре эмоциональных привязанностей.

Значительная диспропорциональность изображения служит симптомом органических нарушений, равно как и особая, ярко вы­раженная симметричность рисунка. В целом нарушение симметрии указывает на ощущение неполноценности и на проблемы с коор­динацией, а недостаток симметричности – на незащищенность.

Характер и порядок изображения, ориентация в задании. Если субъект принимает задание с минимальным протестом, своев­ременно начинает выполнять рисунок, но вслед за этим у него возникает усталость и он прерывает деятельность, то это свиде­тельствует о наличии у него депрессивного состояния. Когда же по ходу выполнения задания значительно уменьшается темп и продуктивность деятельности – это является признаком быст­рого истощения. Сопротивление трактуется как стремление скрыть проблемы, нежелание репрезентировать себя. Отказ или уход от задания – очень симптоматичные признаки, требующие тщательного анализа. Это может быть уход именно от данного задания, оказавшегося для человека слишком нагрузочным в свя­зи с тем, что у него назрели серьезные проблемы в сфере обще­ния (причем его собственные, субъективно переживаемые, про­блемы, не обусловленные снижением потребности в общении). Отказ выполнять задание может быть обусловлен и общей конфликт­ностью самооценки, уровня притязаний ребенка, предполагаю­щего, что он не сможет нарисовать себя так, чтобы его удовлет­ворил собственный рисунок. Наконец, уход от задания может быть вызван просто реакцией на диагностику, на саму ситуацию обследования.

Упорство субъекта в достижении цели, выполнение задания, несмотря на трудности, рассматривается как хороший прогноз психического развития – человеку свойственны жизненная энер­гия, мотивационная определенность. На недостаточную уверен­ность в себе указывают его периодические и извинения из-за рисунка, поиск оправданий снижения качества графики.

Развернутое название рисунка, его детализированное описание указывают на наличие мелочных тенденций. Если человек рисует фигуру противоположного пола, то это трактуется как наличие гендерного конфликта, сильная привязанность или зави­симость от родителя противоположного пола.

Нормальный порядок рисования указывает на отсутствие на­рушений в самосознании, мышлении, на адекватный контакт с реальностью. В случае, когда присутствует особая непоследователь­ность в изображении (например, голова, потом – ступни, затем – плечи, ноги) – человеку необходима консультация клинициста.

Особенности деятельности и эмоционального состояния во время рисования, включая спонтанные комментарии и реакции, фиксируются предельно точно. В протоколе отмечаются паузы дли­тельностью более 15 секунд, попытки перерисовки или стирания от­дельных деталей, высказывания и яркие эмоциональные реакции по ходу выполнения изображения. Все это служит источни­ком дополнительной диагностической информации.

В процессе рисования или по его окончании нужно в свобод­ной беседе выяснить значение отдельных деталей в рисунке и от­ношение к ним человека.

Следует обратить внимание на внесение поправок, изменение деталей в рисунке – это своеобразная спонтанно-за­щитная реакция на ситуацию. Эту реакцию символизируют и де­тали первоначального рисунка. Возвращение к уже нарисованным деталям автопортрета отражает их значимость для человека и ука­зывает на связанные с ними доминирующие переживания.

Периодичные стирания могут быть обусловлены как позитив­ным, так и негативным отношением человека к тому, что он нарисовал. Определяющим моментом здесь выступает конечный ре­зультат перерисовывания: если оно не привело к значительному улучшению изображения, то это, как правило, представляет со­бой область сосредоточения конфликта и является признаком тре­вожности, опасений, возможных невротических тенденций. Час­тые стирания свидетельствуют о нерешительности, недовольстве собой. На наличие зоны внутреннего конфликта указывают и пау­зы в рисовании.

Однако какими бы на первый взгляд тревожными ни были вы­явленные показатели, всегда следует помнить и учитывать воз­растные нормы изображения человека. Детский рисунок имеет свои стадии развития. Так, в возрасте 3 – 4 лет ре­бенок чаще всего рисует круг или овал, представляющий в боль­шинстве случаев голову. Непосредственно к ней он присоединяет конечности. Это и есть «головоног». С 4 до 5 лет ребенок проходит стадию схематического изображения, причем одной из главных деталей в рисунке человека становится пупок. Постепенно в виде точек и черточек добавляется обозначение глаз, рта и носа. Иног­да появляется намек на волосы. Позднее в изображение включа­ются руки, присоединяемые либо к голове, либо к ногам, гак как рисунок туловища появляется несколько позднее – для малень­кого ребенка оно не имеет принципиального значения. Первым признаком туловища служит появление горизонтальной линии между нарисованными ногами.

После пятого года жизни ребенок переходит к условно простран­ственному рисунку. Он уже способен нарисовать узнаваемую фигу­ру человека, причем изображения дифференцированы по полово­му признаку. Туловище часто изображается в виде круга, овала, тре­угольника или четырехугольника. Голова начинает непосредственно соединяться с туловищем. Ноги ребенок рисует далеко друг от дру­га, но они все-таки соединены с контурами туловища. Наблюдает­ся нарушение в пропорциональности человеческой фигуры.

К 6 годам в изображении человека появляются пальцы и ладо­ни, уши и волосы. Руки в изображении человека связаны с туло­вищем больше, чем голова. На седьмом году жизни детский рису­нок характеризуется стремлением ребенка к уточнению пропор­ций. Ноги помещаются ближе друг к другу, руки присоединяются к туловищу на уровне плеч, появляется намек на шею. Ребенок совершенствует прическу и одежду, причем особое внимание уде­ляется изображению пуговиц на одежде.

Рисунок восьмилетнего ребенка характеризуется переходом от сегментарного к изображению целостного тела – двумерные руки и ноги; в фигуре человека появляются плечи. Рисунок анфас (где в этот период совершенствуется изображение ног) постепенно заменяется профильным изображением, которое чаще всего отражает только одну руку. Все формы закругляются, пропорции объединяются.

В 9 лет появляются попытки отображения в рисунке движения: в профильном изображении – это ходьба, в рисунке анфас – дея­тельность рук (например, ребенок несет портфель). Изображение лица характеризуется наличием большинства основных деталей. Наблюдаются значительные различия в рисунках по тендерному признаку. В то же время рисунки в этом возрасте сохраняют плос­костной признак.

Рисунки десятилетних детей характеризуются наличием попы­ток перспективного охвата, наложения тени и придания формы. Изображения приобретают объемность и пластичность.

При всех качественных изменениях, которые претерпевает дет­ская графика, для нее долгое время неизменными остаются три основных признака:

q Контурное изображение предметов, отсутствие оттенков и цветотени.

q Несоблюдение пропорций объектов при их изображении, отсутствие перспективы (до 6 лет).

q Прозрачность (проекционное несоответствие) рисунка, то есть сохранение тех частей объекта, которые в действитель­ности, при определенном расположении, не могут быть видны (два глаза или два уха при профильном изображении).

Методика для изучения маскулинности-фемининности С. Бэм[71, с. 277-280]

Методика предназначена для диагностики маскулинности – фемининности. Методика представляет собой перечень качеств, в котором испытуемому предлагается отметить те качества, которые ему присущи.

Инструкция:«Отметьте в нижеследующем списке те качества, которые, по вашему мнению, есть у вас».

Перечень качеств:
1. вера в себя;
2. умение уступать;
3. способность помочь;
4. склонность защищать свои взгляды;
5. жизнерадостность;
6. угрюмость;
7. независимость;
8. застенчивость;
9. совестливость;
10. атлетичность;
11. нежность;
12. театральность;
13. напористость;
14. падкость на лесть;
15. удачливость;
16. сильная личность;
17. преданность;
18. непредсказуемость;
19. сила;
20. женственность;
21. надежность;
22. аналитические способности;
23. умение сочувствовать;
24. ревнивость;
25. способность к лидерству;
26. забота о людях;
27. прямота, правдивость;
28. склонность к риску;
29. понимание других;
30. скрытность;
31. быстрота в принятии решений;
32. сострадание;
33. искренность:
34. самодостаточность (полагаться только на себя);
35. способность утешить;
36. тщеславие;
37. властность;
38. тихий голос;
39. привлекательность;
40. мужественность;
41. теплота, сердечность;
42. торжественность, важность;
43. собственная позиция;
44. мягкость;
45. умение дружить;
46. агрессивность;
47. доверчивость;
48. малорезультативность;
49. склонность вести за собой;
50. инфантильность;
51. адаптивность, приспосабливаемость;
52. индивидуализм;
53. нелюбовь к употреблению ругательств;
54. несистематичность;
55. дух соревнования;
56. любовь к детям;
57. тактичность;
58. амбициозность, честолюбие;
59. спокойствие;
60. традиционность, подверженность условностям.

Результаты испытуемого (отмеченные им характеристики) сравниваются с ключом, и за каждое совпадение начисляется 1 балл.

Маскулинность (номера вопросов): 1, 4, 7, 10, 13, 16, 19, 22, 25, 28, 31, 34, 37, 40, 43, 46, 49, 52, 55, 58;

Фемининность (номера вопросов): 2, 5, 8, 11, 14, 17, 20, 23, 26, 29, 32, 35, 38, 41, 44, 47, 50, 53, 56, 59.

Остальные пункты являются нейтральными.

Показатели маскулинности (М) и фемининности (F) вычисляются следующим образом:

сумма баллов по маскулинности делится на 20 – это М,

сумма баллов по фемининности делится на 20 – это F.

Вычисляется также IS (основной индекс) по формуле:

IS = (F – М) * 2,322.

Испытуемого относят к одной из 5 категорий:

1. IS меньше -2,025: ярко выраженная маскулинность.

2. IS меньше – 1: маскулинность;

3. IS от -1 до +1: андрогинность;

4. IS больше +1: фемининность;

5. IS больше +2,025: ярко выраженная фемининность.

Методика «Половозрастная идентификация»

Н. Л. Белопольской[7]

Методика предназначена для исследования уровня сформированности тех аспектов самосознания, которые связаны с идентификацией пола и возраста. Используется процедура предпочтения и упорядочения невербального стимульного материала.

Предназначена для детей от 4 до 12 лет с нормальным и аномальным интеллектуальным развитием. Может применяться для исследовательских целей, при диагностическом обследовании детей, при консультировании ребенка и для коррекционной работы.

В качестве стимульного материала используются два набора карточек, на которых персонаж мужского или женского пола изображен в разные периоды жизни от младенчества до старости. Каждый такой набор (мужской и женский варианты) состоит из 6 карточек. Облик изображенного на них персонажа демонстрирует типичные черты, соответствующие определенной фазе жизни и соответствующей ей половозрастной роли: младенчеству, дошкольному возрасту, школьному возрасту, юности, зрелости и старости.

Исследование проводится в два этапа.

Задачей первого этапа является оценка возможности ребенка идентифицировать свой настоящий, прошлый и будущий половозрастной статус на представленном ему изобразительном материале. Другими словами, проверяется способность ребенка к адекватной идентификации своего жизненного пути.

Исследование проводится следующим образом. Перед ребенком на столе в случайном порядке раскладываются все 12 картинок (оба набора). В инструкции ребенку предлагается показать, какому образу соответствует его представление о себе в настоящий момент. То есть ребенка просят: «Посмотри на все эти картинки. Как ты думаешь, какой (какая) ты сейчас?» Можно последовательно указать на 2-3 картинки и спросить: «Такой? (Такая?)». Однако, в случае такой «подсказки» не следует показывать на те картинки, образ которых соответствует настоящему образу ребенка в момент исследования.

Если ребенок сделал адекватный выбор картинки, можно считать, что он правильно идентифицирует себя с соответствующим полом и возрастом. Это отмечается в протоколе. Если же выбор сделан неадекватно, это также фиксируется в протоколе. В обоих случаях можно продолжать исследование.

В тех случаях, когда ребенок вообще не может идентифицировать себя с каким-либо персонажем на картинках, например, заявляя: «Меня здесь нет», эксперимент продолжать нецелесообразно, так как даже идентификация с образом настоящего у ребенка не сформирована.

После того, как ребенок выбрал первую картинку, ему дается дополнительная инструкция показать, каким он был раньше. Можно сказать: «Хорошо, сейчас ты такой, а каким ты был раньше?» Выбор фиксируется в протоколе. Выбранную карточку располагают перед той, что была выбрана первой, так чтобы получилось начало возрастной последовательности. Затем ребенка просят показать, каким он будет потом. Причем, если ребенок справляется с выбором первой картинки образа будущего (например, дошкольник выбирает картинку с изображением школьника), ему предлагают определить и последующие возрастные образы. Все картинки выкладываются самим ребенком в виде последовательности. Взрослый может помочь ему в этом, но находить нужный возрастной образ ребенок должен строго самостоятельно. Вся полученная таким образом последовательность отражается в протоколе.

Если ребенок правильно (или почти правильно) составил последовательность для своего пола, его просят разложить в возрастном порядке карточки с персонажем противоположного пола.

На втором этапе исследования сравниваются представления ребенка о Я-настоящем, Я-привлекательном и Я-непривлекательном.

На столе перед ребенком лежа


6092032488153936.html
6092058351266487.html
    PR.RU™