Глава 29. — Что ты с ней сделала? — Под пристальным взглядом женщины со светлыми волосами, я сильнее вцепилась в руку Дэни

— Что ты с ней сделала? — Под пристальным взглядом женщины со светлыми волосами, я сильнее вцепилась в руку Дэни. — Она под кайфом?

— Нет, мама, — ответила Дэни. — Она просто устала.

Мама. Эта женщина – наша мама. Да, я знала это. И человек, маячивший позади нее – мужчина с прямыми плечами, медными волосами и кривой линией рта – наш папа.

Все казалось таким бессвязным. Словно я провалилась в сон, где знала – это мои родители, но при этом они не вязались с их образом в моей голове.

— Я собираю ее сумку, — продолжила Дэни. — Мы заберем ее на несколько дней, если вы не против.

Папа подошел к нам и выдернул мою руку из руки Дэни, его пальцы так крепко сжали мое запястье, что я испугалась, не треснет ли кость.

— Ты никуда ее не заберешь. Думаешь, я не знаю, что вы там делаете? Мне звонил Уилл.

Он посмотрел мимо Дэни на выстроившихся в ряд парней.

— Вы втянули мою старшую дочь в неприятности, но не получите младшую дочь. — Воздух с хрипом вырвался из его носа, когда он закрыл рот.

— Я забираю ее, — повторила Дэни.

Отец покачал головой.

— Нет.

Я не знала, на чьей стороне должна быть. Мне хотелось пойти с сестрой и Ником, я это хорошо осознавала, но не в том случае, если у них неприятности.

Я оглянулась через плечо и встретилась взглядом с Ником. Я всегда считала, что глаза у него небесно-голубого цвета, как мой карандаш с названием "ледяной". Для меня этот цвет означал нерушимую силу.

Если он едет, я хочу ехать с ним. Я высвободила руку из пальцев отца, пересекла комнату и остановилась рядом с Ником. Я взяла его за руку, и он сжал мою ладонь, тем самым заверяя, что все будет хорошо.

Отец побагровел.

— Я звоню Уиллу, — сказал он и ушел, грохоча ботинками по полу, в кухню.

— Подожди! — крикнула ему вслед мама.

Сэм с Касом устремились за папой.

— Уводи отсюда Анну, — бросила Дэни Нику.

Ник провел меня по коридору в мою комнату, мимо кровати с пологом на четырех столбиках и гардероба. Схватил мой рюкзак с крючка на дверце в шкафу и запихнул в него одежду.

— Возьми, — сказал он, вешая его мне на плечо, рывком открыл дверь кладовки и толкнул меня туда. — Жди здесь. Запри дверь.

Ник жестом указал на замок, установленный Касом в кладовке двумя неделями раньше. "Так твои сокровища не украдут", — пояснил он тогда.

— Ни за чем не выходи, — приказал Ник. — Что бы ни услышала. Я скоро приду и заберу тебя.

— Обещаешь?

— Обещаю. — Он закрыл дверь, и я немедленно щелкнула замком.

Где-то тут был фонарик. Я пошарила по полу, пока пальцы не задели край коробки. Внутри нее я нащупала бумагу, что-то гладко-твердое, как шлифованный камень, и фонарик. Я включила его и с облегчением выдохнула, когда кладовая наполнилась мягким золотым свечением.



Из передней части дома доносились крики. Я съежилась в углу, подтянув ноги к груди. Теперь, когда я могла видеть, я заглянула в коробку.

Там была наша с Дэни фотография. Ожерелье. Гладкий камень. Пригоршня монет и плоский бумажный журавлик. Я вытащила журавлика и расправила его тельце.

Его сделал Ник. Мысль пришла ко мне неожиданно и ощущалась более реальной, чем все остальные, с тех пор, как я очнулась в медицинском кабинете с головной болью и проводами на голове. Ник бы там. Он был первым человеком, которого я увидела, открыв глаза, и он тут же показался знакомым. Я набросилась на него, обхватив руками за шею. Он пах овсянкой, кофе, коричневым сахаром и мылом. И то, как он обнял меня в ответ, говорило, что мой мечущийся разум не ошибся на его счет.

— Все в порядке, — успокоил он и неуклюже погладил меня по спине. — Несколько часов все будет сбивать с толку, но потом вспомнится.

— Где я? — спросила я, чуть не сказав: "кто я?", но имя Анна вовремя пришло на ум. — У меня амнезия?

Ник кивнул.

— Временная. Ощущения у тебя из-за нее дерьмовые, но с тобой все будет хорошо.

— У тебя раньше была амнезия?

Ник просто молча смотрел, не отвечая, и до меня быстро дошло, что он сказал "у тебя". Он имел в виду, что у меня уже была временная амнезия, и после этого я тоже чувствовала себя фигово.

— Я заболела? — спросила я, и этот вопрос вызвал у Ника улыбку.

— Нет, птичка. Ты здорова.

"Птичка". Это прозвище тоже было мне знакомо.

Сидя в кладовке, я вертела бумажного журавлика, зажатого между пальцами.

В коридоре громко закричали. Что-то рухнуло на пол. Выругался Ник. Закричала Дэни. Мне хотелось посмотреть, что произошло. Я не желала отсиживаться в кладовке, дожидаясь, пока все не закончится.

Мне нужно было убедиться, что с ними все в порядке.

Замок громко щелкнул, когда я открыла его, и я подождала немного, чтобы проверить, не слышал ли кто. Но все было тихо.

Я чуть-чуть приоткрыла дверь, выскользнула из узкой щелки и на цыпочках пошла по коридору. В холле я выглянула из-за стены.



Дэни, Ник, Сэм и Кас стояли в ряд спиной ко мне, подняв руки. Пистолет отца был направлен на них, но там был еще один мужчина. И у него тоже был пистолет. Мне казалось, я знала этого человека, но никак не могла вспомнить его имени. Он был высоким, светловолосым и таким привлекательным, каких я еще не видела вживую.

"Как кинозвезда", — подумала я, но когда он улыбнулся, по моей спине пробежал леденящий ужас.

— Где они? — требовательно спросил блондин все еще с обворожительной улыбкой на лице. — Расскажешь, куда дел документы, которые украл, и сможешь уйти, прихватив с собой маленькую Анну.

Папа моргнул и, посмотрев на мужчину, опустил пистолет.

— Нет, они не сделают этого. Они не заберут мою дочь!

Мужчина повернулся к отцу.

— Заткнись, Чарльз.

Папа затрясся от гнева.

— Я не одна из твоих натренированных макак, Коннор. Ты не можешь командовать мной.

— О, не могу? — ответил тот. — И что же ты сделаешь со мной? Может, пару раз врежешь? Или хорошенько встряхнешь? А, может, ударишь головой об стену?

Отец отшатнулся.

— Позволь напомнить тебе, кто я такой. Я не твоя жена. Не твоя дочь. И в драке ты не сможешь меня победить. Поэтому закрой свой чертов рот, Чарльз, и отойди. Я сам с этим разберусь.

Все это Коннор произнес сквозь стиснутые зубы с улыбкой на лице. Что взбесило папу еще больше. Он бросился на Коннора, размахивая пистолетом, как дубинкой.

Он замахнулся на Коннора, но мужчина пригнулся и заехал ему кулаком в бок. Отец упал и выронил пистолет. Тот с грохотом полетел на пол. Мама с Дэни обе бросились к пистолету, но мама оказалась быстрее. Тогда Дэни заехала ей ногой, и мама тяжело упала на задницу, все еще сжимая в руке пистолет. Она направила его на Дэни, но тут ее ударил налетевший Кас.

Пистолет выстрелил.

Я ахнула.

Ник схватился за живот и покачнулся. Ему не дал упасть Сэм.

Нет. Нет. Только не Ник.

Я помчалась по коридору, завернула в ванную, не потрудившись даже включить свет. С кряхтением залезла на сиденье унитаза и отодвинула крышку бака.

Под водой я увидела очертания пластикового пакета на молнии. Я окунула руку в бак, задохнувшись от холода.

Достав пакет, я увидела в отблесках света из коридора ствол пистолета, спрятанного здесь ранее Дэни. Она рассказала мне о нем на случай, если он мне когда-нибудь понадобится. Не знаю, откуда я вдруг вспомнила это, но я вспомнила. И вспомнила, как она учила меня стрелять.

Я вытащила пистолет и бросила пакет. Перепроверила магазин, чтобы убедиться, что пистолет полностью заряжен, и поспешила в коридор. Однако двигалась я недостаточно быстро.

Ник лежал на полу в луже крови. Касу было не легче, он стоял, но из раны у него на лбу текла кровь. Сэм душил Коннора.

А папа наставил пистолет на Дэни.

— Что с тобой случилось? — спросил он. — Ты выросла и превратилась в маленькую дрянь.

Я подняла руки, сжимая в них пистолет.

Папа заметил это и, повернувшись, направил пистолет на меня.

— И ты оказалась такой же, как сестра.

Я нажала на курок. Папа пошатнулся и опустился на колени. Мама закричала и понеслась ко мне. Она походила на какого-то зверя или привидение, или монстра, а может на всех их вместе взятых сразу: побелевшая кожа, впалые глаза и рот, движущийся далеко не как у человека.

Я снова выстрелила.

Мое дыхание участилось. Я зажмурилась и услышала, как папа тихо выругался.

Я думала, все закончилось. Думала, мы одержали верх.

— Нет! — закричала Дэни.

Прозвучал выстрел. Я открыла глаза в тот самый момент, когда в меня попала пуля, отбросив на пол.

— Идиот! — завизжала Дэни.

Мой бок промок от липкой, теплой крови. Я попыталась сесть, но не могла пошевелить ногами.

Ко мне подползла Дэни.

— Нет. Нет. Анна.— Ее руки кружили надо мной, не дотрагиваясь, словно она боялась прикоснуться ко мне. — Ты меня слышишь, птичка?

— Да.

— А видишь?

Я повернула голову по направлению ее голоса, но мне было сложно разглядеть ее лицо.

— Он мертв? — спросила я.

Я боялась, что он снова выстрелит в меня. Или еще в кого-нибудь. Например, в Дэни.

— Да. Думаю, что да. Кас, проверишь его?

Послышалось шарканье ног.

— Пульса нет, — отозвался Кас.

Внезапно дом погрузился в тишину.

Глубоко вздохнув, Дэни прижала ладонь к моему боку. Боль взорвалась вспышкой света в голове и перед глазами. Было так больно, что не хватало сил даже на то, чтобы закричать.

— Позвони Уиллу, — сказала Дэни.

— Ты хоть представляешь, что он сделает ... — начал Сэм.

— Звони ему! — Она уткнулась лицом мне в грудь. Я чувствовала ее дыхание на своей шее, и это помогало мне не отключиться.

— Все будет хорошо. Клянусь. Дядя Уилл позаботится о тебе.

А как же Ник? Кто позаботится о нем?

— Я могу понести ее, — попытался Сэм еще раз. — Кас возьмет Ника. Мы сможем убраться отсюда.

Дэни покачала головой.

— Она умрет до того, как мы сможем отнести ее в безопасное место. И даже если будет еще жива... ни у кого из нас нет медицинского оборудования, которое есть у Подразделения.

Она говорила обо мне? Я могу умереть?

— Уилл наш родственник, — сказала она, и ее голос отозвался шумом у меня в ушах.

Скрипнул пол.

— Ты хочешь заключить с ним сделку? — спросил Сэм.

— У меня нет выбора.

Сэм вздохнул.

— Она моя сестра, — добавила Дэни.

— Кас, набери Уилла, — велел Сэм.

— Понял.

Сэм присел рядом со мной. Он убрал волосы с моего лица, осторожно повернул мою голову, чтобы я могла взглянуть на него.

— Она истекает кровью. И не может сфокусировать взгляд.

— Знаю.

— Она может не ...

— Не надо, — Дэни сжала руками мою ладонь. — Молчи.

Кас хлопнул крышкой мобильного, бросил его на пол и наступил на него ботинком.

— Отморозок уже едет.

— Вам нужно уходить, — сказала Дэни.

Сэм колебался, пока Дэни не стиснула зубы и не закричала ему:

— Уходи, Сэм!

— Ладно. Позвони, как только появятся новости.

Он встал на колени перед Ником, перекинул его руку себе за шею и потянул на себя, поднимая. Ник застонал.

— Береги себя, — сказал Сэм.

Дэни кивнула, и входная дверь распахнулась, а через секунду захлопнулась.

— Анна? — прошептала она, но не стала дожидаться ответа. — Послушай. Когда дядя Уилл приедет, давай я буду говорить, хорошо? Ты молчи. Я все улажу. Обещаю.

В углу пошевелился Коннор.

— Все наладится, — улыбнулась Дэни и взъерошила мои волосы.

Боль постепенно исчезала. Может, все-таки со мной ничего страшного не было.

Коннор сел.

— Что ... — проворчал он, перед тем как вытащить свой телефон. — Пришлите мне подкрепление, я хочу оцепить Порт Кадиа. И объявите сигнал всем постам.

Дэни положила руку мне на щеку, заставляя посмотреть на себя. У нее были красные глаза и синяки на лице, но я видела ее. И я действительно что-то чувствовала к ней. Любовь и обожание. Рядом с ней я чувствовала себя в безопасности.

— Я сделаю все для тебя, чего бы мне это не стоило, птичка, — сказала она. — И так будет всегда.



6098929881369135.html
6098975561361998.html
    PR.RU™